Отдавая должное исторической работе, проделанной авторами сериала, нельзя не отметить несколько вопиющих исторических и технических неточностей. Те, кто помнит события тех дней, хотели бы, чтобы память о них сохранилась без искажений и художественного украшательства

Выход мини-сериала «Чернобыль» был очень важным событием для всех, кто лично помнит аварию 1986 года в Припяти и был так или иначе вовлечен в те трагические события. Нельзя не отдать должное работе Крейга Мазина и других создателей фильма. Благодаря их проекту человечество еще раз вспомнит об уроках этой катастрофы и о подвиге людей, постаравшихся ограничить принесенный ею вред.

Авторы приложили большие усилия для того, чтобы восстановить историческую обстановку советской атомной электростанции образца апреля 1986 года. Их работа заслуживает комплиментов, особенно с учетом того, что сами авторы принадлежат не только к совсем другому поколению людей, но и к другой культуре. С другой стороны, будет несправедливым, если будущее человечество составит свое представление о тех месяцах только по этому фильму: многое в нем нуждается в поправках и оговорках. Вот несколько очевидных замечаний.

Нагнетание ужасов

Законы художественного сериала, пусть и созданного на основе реальных событий, не допускают стопроцентную верность фактам. Однако, по нашему мнению, некоторой фактической точностью не стоило жертвовать даже ради того, чтобы подчеркнуть величие подвига людей.

«Второй ядерный взрыв реактора». Понятно желание авторов внести в историю дополнительный драматизм, однако следует понимать, что такая возможность исключена даже теоретически. Активная зона реактора к тому моменту уже не существовала. Гипотетический взрыв расплавленного топлива при смешении с водой барботера был бы не ядерным, а тепловым. Не стоит и упоминать о том, что гипотетическая мощность в две мегатонны — чистая фантазия и страшилка. Все же ЧАЭС была атомной электростанцией, а не термоядерной бомбой.

«Воздух светился синим». Согласно сюжету, это пугает людей и характеризует высочайший уровень радиации в Припяти. Кто-то из чиновников называет это «свечением Черенкова». На самом деле излучение Вави́лова — Черенкова — свечение, вызываемое в прозрачной среде заряженной частицей, движущейся со скоростью, превышающей фазовую скорость распространения света в этой среде. Его можно наблюдать, например, в воде пристанционных бассейнов: скорость света в воде составляет примерно 3/4 от скорости в вакууме, и энергичные электроны легко преодолевают этот рубеж. Но скорость света в воздухе отличается от скорости света в вакууме на десятые доли процента. Электроны таких чудовищно высоких энергий можно найти в космических лучах, но в ядерных реакторах их нет. Воздух в Припяти светиться не мог — он и не светился.

«Радиация больше, чем в Хиросиме». Старший эксперт GreenPeace по ядерной энергетике Ян Хаверкамп обратил внимание на тот факт, что в Хиросиме облучение людей было вызвано прямым воздействием радиации, а его доза определялась удаленностью от эпицентра взрыва. В Чернобыле же «в атмосферу попало много радиоактивных изотопов, которые распространились по очень большой территории» и воздействовали на людей в течение длительного периода времени. Ключевая непрофессиональная неточность в том, что в фильме говорится о ядерном взрыве, которого в Чернобыле на самом деле не было. Ядерный взрыв в Хиросиме и тепловой взрыв на ЧАЭС — физически разные и несравнимые явления. В Японии поражающими элементами были вспышка и альфа-бета-гамма-излучение. В Чернобыле радиоизотопный состав выброса в атмосферу был другим. Единственное, что безусловно, роднит эти ситуации, — высокая радиация. Но на Украине она распространялась локально, с точечно максимально высокими полями, где радиацию излучали разбросанные вокруг четвертого энергоблока облученные графитовые куски кладки реактора.

«Водолазы-смертники». Речь идет об Анатолии Ананенко, Борисе Баранове и Валерии Беспалове, перед которыми была поставлена задача предотвращения угрозы парового взрыва барботера, расположенного в реакторном здании (в сериале говорят об угрозе ядерного взрыва, а не парового, сильно преувеличивая масштаб последствий). Согласно прогнозам, туда могло протечь расплавленное топливо. Вероятность носила гипотетический характер, но риски было решено снять. Трое работников АЭС, находясь не более чем по колено в радиоактивной воде, зашли в помещение, нашли задвижки, без проблем открыли их, обеспечив дренаж вод, и успешно вернулись. В сериале их будущее предрешено: даже Горбачеву докладывают, что «надо убить трех человек». В реальности эти люди действительно проявили мужество, выполняя небезопасную задачу, но на смерть их никто не посылал. Впоследствии эти сотрудники участвовали и в других задачах по ликвидации последствий аварии на ЧАЭС. Борис Баранов умер спустя 20 лет после тех событий, а Беспалов и Ананенко живы до сих пор.

«Биороботы на крыше энергоблока». В фильме академик Легасов предлагает «сделать из людей биороботов». Не станем говорить о том, что самого термина «биоробот» в то время не существовало, однако не было и кое-чего еще: никакого хаоса и блуждания обреченных солдат по крыше среди графитовых обломков. Перед началом работ была организована дозиметрическая разведка и детальное фотографирование. По итогам составлена специальная карта, где были отмечены наиболее опасные места и обломки. Перед каждым участником ставилась конкретная задача по участку и обломкам, а процесс контролировался с помощью телекамер. Это, на наш взгляд, важный момент: при ликвидации аварии на ЧАЭС применялись все последние технические достижения того времени.

«Падение вертолета, пролетевшего над разрушенным реактором». Это действительно было, но вертолет, разумеется, упал не от радиации. ЧП произошло не сразу после взрыва, а в ноябре. Вертолет упал после того, как столкнулся с одним из трех 120-метровых кранов, использовавшихся для строительства саркофага.

Водка, медведи, «калашников»

Некоторые фактические неточности вполне извиняются незнанием авторами подробностей событий, а также неискушенностью в обстоятельствах жизни в СССР в 1980-х годах. Однако ради исторической правды отметим и эти ошибки.

«Кругом ящики с водкой, и все пьют». Напомним молодому поколению зрителей, что в те годы в СССР как раз разворачивалась «лигачевская» кампания по борьбе с пьянством: алкоголя не было порой даже на свадьбах. Тем более его не могло быть в зоне ЧС, где существовал жесточайший запрет на спиртное. Здесь, видимо, смешались два мифа. Во-первых, принято думать, что на АЭС алкоголь лился рекой, поскольку он (в частности, красное вино) защищает от радиации. Во-вторых, в мировой популярной культуре существует комический образ русских, заливающих водкой все радости, горести и важные жизненные решения. Нам остается лишь скромно отметить, что и то и другое — сильные преувеличения.

«Молоденький угольный министр в щеголеватом костюме». На время аварии министру угольной промышленности Михаилу Ивановичу Щадову было около 60 лет. С 15 лет он работал на шахте. К тому моменту он проработал в угольной промышленности больше четырех десятилетий, пройдя всю карьерную лестницу. Можно сомневаться в его авторитете в отрасли? Щадов лично руководил работами шахтеров при ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС.

«Голые шахтеры». Шахтеры, которые в чем мать родила, без трусов, роют тоннель для установки охладителя под реактором — это, конечно, чистая фантастика. Такого не было и быть не могло. Людям объясняли, и они понимали, что главная угроза здоровью не прямая радиация из развалин реактора, а радиоактивная пыль, попадание которой в легкие может нанести смертельное поражение. Все участники ликвидации последствий аварии носили защитную одежду и старались не снимать респираторы.

«Штаб в бытовке рядом с энергоблоком». Правительственная комиссия с 26 апреля по 2 мая размещалась в здании администрации Припяти, где радиационная обстановка была намного лучше, так как первый и основной выброс пощадил город и прошел южнее, на Бураковку-Шепеличи, создав знаменитый «рыжий лес».

«Вооруженные солдаты-автоматчики». Виталий Карпинский, ветеран Смоленской АЭС, ликвидатор последствий аварии на ЧАЭС, участник пуска 1-го, 2-го и 3-го блоков ЧАЭС после аварии, прокомментировал это так: «Там были специальные войска химзащиты, охрана в защитных костюмах, но солдат с автоматами не было. В сериале показывают солдат внутренних войск, которые то и дело открывают-закрывают ворота на станцию. Зачем?! Ворота всегда были открыты, пропускной пункт в зону поражения был гораздо дальше «развала». И зачем солдаты закрывают и открывают железную дверь за водолазами, которые добровольно вызвались предотвратить паровой взрыв? Глупо это. Бросается в глаза».

forbes.ru